Долгожданная газовая независимость. Спасибо, Путин

Именно политика российского лидера Владимира Путина привела к тому, что сотрудничество с концерном «Газпром» сегодня свернуто до нуля.

В течение 10 лет, с 2005 по 2015, он пытался неадекватно высокими ценами на газ для Украины склонить ее руководство к капитуляции.

В экономической сфере это выражалось в стремлении к поглощению наиболее значимых украинских предприятий: «Турбоатом» (г.Харьков), Одесский припортовый завод, Кременчугский нефтеперерабатывающий завод, Запорожский алюминиевый комбинат и т.д.

Но в итоге президент РФ получил обратную реакцию и совершенно противоположный для себя результат.

Это как ветви сакуры, прогнувшись под тяжестью снега, в какой-то момент распрямились и сбросили его.

Согласно легенде, данный эпизод в зимнем саду вдохновил японского учителя Дзигаро Кано на создание дзюдо – нового вида борьбы, основанного на принципе «гибкость побеждает силу».

И, казалось бы, В.Путин лучше других должен знать бесперспективность грубого силового давления — ведь в свое время он несколько лет занимался дзюдо. Но, видимо, изучение было поверхностным. Поэтому и «маємо,те що маємо». А именно – переориентация Украины на газовый импорт с европейского направления стала реальностью.

Пожалуй, это главная заслуга предыдущего правительства во главе с Арсением Яценюком. Все-таки им и его командой была проделана большая переговорная работа на высоком политическом уровне.

Поскольку европейцы поначалу очень опасались рассердить «Газпром», от поставок которого зависят восточные страны-члены ЕС.

А россияне угрожали уменьшить для них подачу на величину объемов, которые закупит на своей западной границе Украина. И не просто обещали, но и сделали это в сентябре 2014.

Тогда же глава «Газпрома» Алексей Миллер сулил судебные разбирательства и миллиардные иски к европейским компаниям, которые возьмутся поставлять газ в Украину.

Да и чисто технически ПАО «Укртрансгаз» пришлось проделать серьезную работу для увеличения пропускной способности украинской газотранспортной системы с запада на восток – поскольку ранее традиционным было противоположное направление.

Конечно, не обошлось без неудач. Например, в итоге «Нефтегазу» так и не удалось наладить получение газпромовских шиппер-кодов от европейских газотрейдеров.

В этом случае можно было бы реальный реверс российского газа заменить на виртуальный.

Т.е. отбирать этот ресурс, поставляемый в адрес евротрейдеров, прямо у себя, без дополнительных затрат на его транспортировку к западной границе Украины.

Поскольку да, на самом деле чудес не бывает. Это все тот же российский газ.

Но у евротрейдеров он покупается на чисто коммерческой основе, без того политического подтекста, который всегда присутствовал в отношениях с «Газпромом». Где членам Тамсоюза ресурс могли продать и подешевле. А не желающим вступать в эту почтенную организацию могли выставить счета намного выше текущей рыночной стоимости.

Естественно, у нынешней реверсной модели газового импорта есть своя цена. Ее можно считать своеобразной платой за независимость.

Т.к. вопреки заявлениям того же А.Коболева, а также А.Яценюка и нынешнего премьера Владимира Гройсмана, закупки газа в ЕС сейчас обходятся дороже, чем прямой импорт у «Газпрома».

Например, если взять самые свежие данные Государственной фискальной службы Украины, то в III кв. средневзвешенная цена импорта без доставки составила $187/1000 м3, а с учетом транспортировки до входа в ГТС Украины — $194/1000 м3.

Если верить министру энергетики РФ Александру Новаку, на III кв. «Газпром» предлагал «Нефтегазу» ресурс по $177/1000 м3.

Учитывая, что всего за этот период было импортировано 2,64 млрд м3, можно, вооружившись калькулятором, подсчитать цену украинской независимости в твердой валюте.

Итак, при разнице в $17/1000 м3 между российским предложением и европоставками получим, что украинцы переплатили $44,88 млн. Хотя в некотором роде это условная цифра.

Ведь далеко не факт, что добрый «Газпром» предлагал бы такую цену, не будь у «Нефтегаза» альтернативного источника поставок в виде еврореверса.

Кроме того, с учетом процедуры арбитражного разбирательства между «Нефтегазом» и «Газпромом», которая вот уже третий год продолжается в Стокгольме, такое заманчивое на первый взгляд предложение может оказаться тактической уловкой – дабы затем доказывать необоснованность исковых требований украинской компании, которая считает условия контракта дискриминационными.

Остается добавить, что до сих пор обходиться без российского газа Украине помогал «генерал Мороз» – точнее, его отсутствие. Теплая погода позволяла импортировать меньшие объемы в отопительный сезон. Но, конечно, этот фактор не может быть постоянным союзником.

Поэтому расширить возможности для импорта с западного направления призван газопровод-интерконнектор на границе с Польшей.

Об ускорении этого проекта президент Петр Порошенко договорился во время последнего по счету визита в Варшаву 2 декабря.

Впрочем, договариваться о поставках российского газа сейчас тоже приходится – несмотря на то, что первый раунд переговоров «Украина-РФ-ЕС» 8 декабря в Брюсселе закончился провалом.

По словам министра энергетики РФ Александра Новака, «Нафтогаз» выразил готовность купить 1,5-4 млрд м3 на условиях допсоглашения.

Тем не менее, речь идет не о реальных потребностях для украинской экономики, а о страховом запасе для обеспечения бесперебойного транзита российского газа в ЕС на случай холодной зимы.

Такое же допсоглашение с «Газпромом» подписывалось и год назад – однако закупки не проводились. Не было надобности в условиях комфортной теплой зимы.

Опять же, если 1,5-2 млрд м3 придется закупить – это в любом случае совсем не те объемы, которые могут как-то влиять на энергобезопасность страны.

Поскольку, например, в 2015 импорт газа в Украину составил 16,4 млрд м3, а потребление – 33,8 млрд м3. Т.е. сейчас в Брюсселе речь идет о 10-12% от годового импорта и 4-5% от годового потребления.

На шаг ближе к Европе

Переориентация направления газового импорта – необходимое, но недостаточное условие энергонезависимости. Поскольку поставить из ЕС столько ресурса, сколько его идет с востока – не получается.

Европейцы, как уже отмечалось, сами нуждаются в импорте из РФ. Поэтому могут продать только излишки своих контрактных объемов.

Поэтому не менее важная задача – сокращение потребления газа украинской экономикой. И она решалась на протяжении всех 25 лет.

Если в 1991 г. Украина импортировала 91,6 млрд м3 (рекордный объем был в 1994 г. – 92,4 млрд м3), то уже в 2001 показатель снизился до 56,9 млрд м3, т.е. почти в 2 раза.

Далее, в 2012 г. – 32,9 млрд м3. Т.е., оглядываясь в прошлое, нельзя сказать, что предыдущие 24 года Украина топталась на месте, а потом внезапно спрыгнула с российской газовой иглы.

Нет. К сегодняшнему результату страна, точнее, ее экономика, шла очень постепенно, зато последовательно.

Точно так же нельзя сказать, что сокращение потребления газа в Украине, как ответ на давление из Кремля – исключительно «заслуга» В.Путина.

Он лишь максимально ускорил этот процесс. И если в 2013 импорт составил 28 млрд м3, то в 2015 – только 16,4 млрд м3. Причем значительная часть этого объема в 2015 уже была не из РФ.

Поэтому, если вернуться к потерям в украинско-российской газовой войне, следует отметить, что для «Нефтегаза» и украинцев они сейчас составляют порядка $200 млн в год – на переплате. Тогда как для «Газпрома» и россиян счет идет на миллиарды недополученной долларовой выручки.

Конечно же, столь радикальное сокращение импорта газа не означает, что во столько же раз украинская экономика стала энергоэффективнее.

В немалой степени этому поспособствовала вторая волна кризиса и война на Донбассе, которые привели к обвалу промышленного производства и остановке либо снижению загрузки мощностей на сотнях предприятий.

В данном случае гордиться особо нечем, остается лишь вспомнить о худе, которого не бывает без добра – и надеяться, что хотя бы в долгосрочной перспективе ситуация будет урегулирована.

Но и утверждать, что работа по снижению потребления газа не велась – тоже нельзя. И началась она как раз с 2005 г., после скачка цен на российский ресурс.

Переводились с газа на древесную стружку и уголь маленькие котельные, работающие в небольших поселках.

В частных домохозяйствах так же произошел частичный отказ от газа в пользу угля, дров и электрообогрева.

Ну и конечно, наиболее значимые шаги были сделаны в промышленности – как основном потребителе газа. А здесь, в свою очередь, одним из главных клиентов газовиков были металлургические предприятия.

С 2006 г. они начали отказываться от газа в пользу пылеугольного топлива (ПУТ) при плавке чугуна в доменных печах (ДП).

Сейчас 13 из 30 ДП на украинских меткомбинатах уже работают на ПУТ, в т.ч. на Алчевском и Мариупольском им.Ильича, а также на «Запорожстали».

Одним из последних по счету проектов в этой сфере является перевод с газа на ПУТ доменной печи №9 на комбинате «АрселорМиттал Кривой Рог».

Запуск агрегата в эксплуатацию состоялся в середине октября т.г. при участии премьера Владимира Гройсмана.

За счет этого АМКР в т.г. снижает потребление газа до 680 млн м3 – тогда как до перехода на ПУТ его тратилось около 1 млрд м3 в год.

И даже при нынешних низких (по сравнению с 2010-2013 гг.) ценах на газ переход на ПУТ дает АМКР годовую экономию $30 млн.

В целом же в последние годы снижение газопотребления в украинском горно-металлургическом комплексе стало устойчивой тенденцией.

Так, в 2012 оно сократилось на 24,9%, до 3,886 млрд м3, в 2013 на 20,2%, до 3,1 млрд м3, в 2014 – на 19%, до 2,5 млрд м3, в 2015 – так же на 19%, до 2,013 млрд м3.

В январе-июле т.г. – на 20%, до 990 млн м3. И что очень важно: за январь-июль выплавка стали в Украине выросла на 10,5%, — до 14,49 млн т.

Т.е. сокращение газопотребления шло не за счет снижения стального производства, как в отдельные предыдущие годы.

И это опровергает тезис о том, что Украина может соскочить с российской газовой иглы только за счет деиндустриализации, т.е. превращения в отсталую аграрную экономику.

На самом деле есть и другой путь, позволяющий сохранить промышленность и одновременно за счет ее модернизации получить желанную энергонезависимость.

Как это и было сделано в Европе еще лет 50 назад.

Новые вызовы

Не полностью разрешенным в украинско-российской газовой войне остается только транзитный вопрос. Ресурсный вопрос практически закрыт.

Премьер В.Гройсман заявляет, что, увеличив собственную газодобычу на 5 млрд м3 в год к 2020 г., Украина окончательно оформит энергонезависимость – при условии дальнейшего внедрения мероприятий по энергоэффективности.

Эксперты подтверждают, что тезис корректный как по части сроков, так и относительно возможности увеличения добычи за счет внедрения новых технологий на уже эксплуатируемых месторождениях – прежде всего наклонного бурения газовых скважин.

Ранее еще при Н.Азарове в правительстве также говорили о возможности использования для поставок в Украину LNG-терминала в Клайпеде.

Сейчас этот проект в активной стадии, однако вряд ли он представляет интерес – поскольку рассчитан на норвежский газ, который значительно дороже российского.

Дело в том, что Вильнюс может позволить себе оплатить энергонезависимость дороже, чем Украина.

Во-первых, за счет гораздо меньших объемов экономики потребление в Литве меньше украинского в разы. Во-вторых, литовцы получают субсидии на энергетику от ЕС – Украине их никто не даст.

Гораздо более перспективным является строительство LNG-терминала в Хорватии. Он будет принимать танкеры со сжиженным газом с Ближнего Востока.

В.Гройсман 24 ноября в ходе визита в Киев хорватского премьера Андрея Пленковича обсуждал возможность поставок в Украину в рамках данного проекта.

По словам В.Гройсмана, соответствующая договоренность достигнута. И действительно, вряд ли можно ожидать каких-либо возражений от официального Загреба.

Чем больше объемов примет будущий LNG-терминал – тем дешевле будут поставки для самой Хорватии. Кроме того, она сможет заработать на его перевалке и транспортировке для Украины.

Ну а дешевого газа в ближневосточном регионе – в избытке. Хватит всем. Таким образом, «болевой точкой» остается только транзит российского газа в ЕС через Украину.

Этот вопрос также служит инструментом шантажа официального Киева со стороны Кремля.

ОстроВ ранее отмечал, что строительство обходных газопроводов в нынешней экономической ситуации – это больше элемент морального давления, чем реальная угроза.

Даже состоявшееся после этой публикации подписание документов по проекту «Турецкий поток» не слишком меняет расклад. Поскольку речь идет только о I очереди на 16 млрд м3, предназначенной для самой Турции, а не транзита в ЕС.

Да и отношения между Анкарой и Москвой таковы, что могут в любой момент развернуться на 180°. А заодно окончательно похоронить «Турецкий поток».

Как пример: МИД РФ 30 ноября потребовал официальных объяснений в связи с очередным заявлением турецкого лидера Реджеба Эрдогана по Сирии.

В свою очередь, «Южный поток» и II очередь «Северного потока» заблокированы ЕС.

Подтверждением тому является расторжение «Газпромом» акционерного соглашения по консорциуму Nord Stream 2 AG, о котором стало известно 12 ноября.

Правда, европейцы не были бы европейцами, не попытавшись при этом найти некий компромисс. «Подсластить пилюлю» для россиян решила Еврокомиссия.

Она в ноябре расширила допуск «Газпрома» к мощностям газопровода OPAL – что позволит увеличить поставки в ЕС по «Северному потоку-1». По данным экс-премьера А.Яценюка, в результате Украина теряет 20% объемов транзита. Учитывая, что в целом транзит дает $2 млрд в год, получим потерю «Нефтегазом» $400 млн в денежном выражении.

Безусловно, ситуация для Киева очень неприятная. Но, тем не менее, таки-да: это компромисс. Поскольку у ЕС имеются собственные экономические интересы.

И если на то пошло, то потерять $400 млн лучше, чем $2 млрд – как это было бы в случае строительства «Северного потока-2».

А так ЕС подтвердил, что все же намерен сохранить транзитный статус Украины. Что в свою очередь означает поддержку ее независимости.

рекламные партнерские программы
Loading...
Покраска стен и наливной 3д пол в ванной комнате. Восстановление ванн — ремонт эмаливого покрытия чугунных ванн.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Прикрепите изображение (jpeg)